четверг, 11 сентября 2014 г.

Отправляя на хлопок своих детей, не достигших 18-летного возраста, мы наносим урон имиджу Узбекистана

В Самарканде объявили о мобилизации учащихся вторых и третьи курсов профессиональных колледжей на сбор хлопка, который начинается на днях. Хочу сразу подчеркнуть, что учащиеся вторых курсов - это подростки, которым максимум по 17 лет.

Мой внук учится на втором курсе одного из колледжей. Пятого сентября родителей учащихся пригласили в этот колледж на собрание, которое проводилось отдельно в каждой группе. Присутствовали директор учебного заведения, руководитель группы и руководитель потока, то есть, всего 2 курса.

Руководитель группы, довольно милая женщина, которая за добрые отношения к учащимся снискала их уважение, положила на парту перед каждым родителем лист бумаги и ручку. После этого объяснила суть собрания. «Скоро мы поедем на помощь нашим хлопкоробам - собрать урожай, - сказала она. - Вы должны написать о том, что ваш сын или дочь поедет на хлопок по своей инициативе». Это своего рода «гарантийное письмо» мы должны были направить на имя директора колледжа.

Подумав минуту, я написал на листке бумаги следующее: «Я не отправлю своего внука на сбор хлопка, так как ему в начале сентября исполнилось только 16 лет. Согласно совместному постановлению Министерства труда и социальной защиты и Министерства здравоохранения Республики Узбекистан от 26 июля 2009 года «Об утверждении списка запрещенных видов трудовой деятельности для лиц моложе 18 лет» привлекать моего внука на сбор хлопка нельзя. Так как в приложении к данному документу приведены виды деятельности запрещенных для лиц моложе 18 лет, где одним из пунктов значится и ручной сбор хлопка».

Через некоторое время к собравшимся обратился руководитель потока: «А ну-ка прочтите. Посмотрим, кто что написал». Когда я озвучил свое «гарантийное письмо», он на некоторое время стих. Придя в себя, педагог заявил о том, что сбор хлопка является патриотическом долгом каждого гражданина Узбекистана. Обращаясь ко мне, этот еще совсем молодой человек заявил, что все гарантийные письма прочтут в областном хокимияте при участии сотрудников прокуратуры и милиции. В конце добавил: у вас могут быть серьезные проблемы.

Тогда мне пришлось напомнить ему, что это не я, а государственные органы запрещают привлечение к сбору хлопка лиц, не достигших 18-летнего возраста. Тем более, что совместное постановление двух министерств зарегистрировано Министерством юстиции. «А нам что делать? С нас требуют вывести на хлопок учащихся 2-3-х курсов. Никто при этом не говорит о каких-то возрастных ограничениях», - развел руками руководитель потока.

После собрания уже в коридоре директор колледжа, не скрывая свою обиду, сказал мне: «Зря вы так перед всеми выступили. Отдельно бы пришли в мой кабинет с этой проблемой. А если все родители не пустят своих детей на хлопок, что будет со мной? С меня требуют количество сборщиков. Наверху этого не поймут. Знаете, сколько претендентов на мое кресло?..»

Я предложил директору составить список учащихся, не достигших 18 лет, и представить его в областной хокимият. Пусть, говорю, соответственно уменьшают количество вывозимых на сбор хлопка учащихся. Но директор ответил, что из этого ничто не выйдет: его просто никто не будет слушать.

Тогда, чтобы как-то подбодрить директора, вывести его из шокового состояния, я сказал, что мы с ним окажемся большими патриотами, чем чиновники, именно в том случае, если не отправим16-17-летних учащихся на хлопок. «Мобилизуя их, чиновники наносят большой урон имиджу нашей страны на международном уровне, так как отдельные страны и авторитетные организации видят в этом использование детского труда», - напомнил я собеседнику. Чтобы не быть голословным, рассказал ему о своей встрече с представителями Министерства труда США, на которой затрагивалась именно данная тема.

В конце июля Узбекистан посетили заместитель помощника министра труда США Эрик Биль (Eric Biel) и сотрудник международного отдела этого же министерства Кристин Спардинг (Kristin Sparding). В Самарканде они встретились со мной и первым делом спросили, как отразилась на мне и моем внуке прошлогодняя история, когда я не пустил пятнадцатилетнего ребенка на хлопок, было ли оказано давление на нас (эта история на узбекском языке здесь: http://rtoshpulat.blogspot.ru/2013/10/15.html).

Я ответил гостям, что мы строим в нашей стране демократическое правовое государство. Не отправив внука на хлопок, я, как законопослушный гражданин, выполнил правительственное постановление. В таком случае, за что меня и/или моего внука должны были наказать? Видно было, что такой мой ответ не совсем удовлетворил моих собеседников. Они поставили вопрос по-другому: вы известный человек в стране, может, поэтому власти оставили вас в покое. Если другой человек поступил бы так же, как вы, могли ли власти наказать его?

Я поведал гостям о том, что в нашей стране введено 12-летнее обязательное образование. Согласно законам, учащегося не могут отчислить из колледжа или лицея. И не только мой внук пропустил прошлогоднюю хлопковую кампанию: под разными предлогами не отправляли своих детей на поля и другие граждане. С ними тоже ничего не случилось. И их дети спокойно продолжили учебу.

Рассказывая об этой встрече с американскими чиновниками директору колледжа, я резюмировал, что наши действия могут наносить урон имиджу страны или, наоборот, способствовать его улучшению. Ведь обо всем узнают наши партнеры из-за рубежа. Тем более, что Эрик Биль сообщал, что он выступит с предложением к партнерам из Международной организации труда, чтобы они проводили мониторинг в Узбекистане в период хлопкоуборочной кампании не один месяц, как раньше, а намного дольше. Только в таком случае, по его мнению, можно будет получить относительно объективную информацию о применении детского и принудительного труда в Узбекистане...
* * *

…Когда я писал это «гарантийное письмо» в колледже, я еще не знал, что в тот же день в Кашкадарьинской области состоялось совещание, на котором выступил премьер-министр страны Шавкат Мирзиёев. Он дал строгое указание всем руководителям не привлекать на сбор хлопка лиц, не достигших 18-летнего возраста.

Узнав о выступлении Мирзиёева, в понедельник 8 сентября я еще раз наведался в колледж и встретился с директором учебного заведения. Спросил его, знает ли он о строгом приказе премьер-министра? Директор ответил, что слухи об этом до него дошли, но он будет выполнять приказ областного хокимията, который пока не отменил свое первоначальное распоряжение.

Тошпулат Рахматуллаев

Комментариев нет:

Отправить комментарий