суббота, 28 января 2012 г.

В Самарканде как в Нью-Йорке: желтое такси


Хотя в мегаполисе есть такси и другого цвета

В настоящее время в Самарканде число линейных такси, окрашенных в желтый цвет, составляет 532. В прошлом году общее количество автомобилей, занимающихся извозом, составляло 5500 единиц. Тогда транспортные услуги оказывали 86 организаций, а сейчас – их количества сократилось до 23. Эти и другие цифры были названы в ходе прямого эфира Самаркандского негосударственного телевидения, в котором приняли участие специалисты «Самаркандтранса», Управления безопасности дорожного движения, Областного налогового управления.

Прошу обратить внимание: приведенная цифра за прошлый год – это количество «законных» таксистов, которые работали на основе лицензии и платили государству ежедневно по 10 тыс. сум. Об этом надо знать, так как те, кто отрицательно отзываются о существовавшем порядке извоза, исходят из практики Ташкента, где любой водитель мог «таксовать». Когда бывал в столице, часто пользовался услугами такси, так как стоимость проезда была заметно ниже, чем в Самарканде. В любом месте можно было остановить машину и договориться о приемлемой цене.
Нет, подождите, не надо говорить об этом, как о прошлом времени. Сейчас, в конце января, в столице ситуация почти не изменилась: «голосуете» и любая машина остановиться или когда вы стоите, приближающая машина мигает вам, предлагая услугу. А в Самарканде этого не увидите. Вернее, до вступления в силу постановления Кабмина “О мерах по упорядочению деятельности линейных такси” «левые» таксисты отсутствовали. Сейчас же их немало. Это и понятно. Почти 5000 таксистов, которые работали на основе лицензии, остались без работы.
«Что остается мне делать, – говорит давний знакомый Тахир, который «таксует» на своей «Нексии». – Моя машина новая, как я буду ее красить в желтый цвет. Не собираюсь быть таксистом всю жизнь. Будет проблема, если вдруг захочу продать машину. Именно по этим соображениям вынужден на свой страх и риск, нарушая новый закон, выходить на линию».
Таких как Тохир – много. При отсутствии рабочих мест в городе, такой вид деятельности способствовал содержать семью тысяч самаркандцев. Кроме самих таксистов их деятельность приносила огромную выгоду – прямо или косвенно – и обществу, и государству.
В данном случае можно говорить об эффекте «невидимой руки», о котором в свое время говорил Адам Смит. По мнению великого экономиста, каждый индивид выполняет определенную работу исходя из своих интересов. Деятельность таких людей направляется как бы невидимой рукой рынка, и независимо от их воли, обеспечивает осуществление интересов других людей и всего общества. Давайте, это рассмотрим на примере таксистов. Их было у нас 5500. Они ежедневно платили по 10 тыс. сум. Государство от них получало каждый день 55 млн. сум, а в год – 20 млрд., что по государственному курсу составляет 11 млн. долларов США, при этом ни вложив на одного тийина.
Кроме того, таксисты покупали бензин, запчасти, периодически обращались в станции техобслуживания. От этого получали выгоду не только предприниматели, но и государство в виде налогов и отчислений. И еще. Создавались новые рабочие места в автопредприятиях. Немаловажно и то, что благодаря таксистам население экономило время, затрачиваемое на дорогу, и имело возможность без лишней нервотрепки и за приемлемую цену добираться на работу или учебу.
В настоящее время количество линейных такси в 10 раз меньше, чем было в прошлом году. Вы можете сказать, что со временем увеличиться их количество. Нет. По утверждению сотрудника «Самаркандтранса» Эргаша Мурадова, участвовавшего в теледиалоге, в городе будет 1050 линейных такси. Значить и у пассажиров не убавится проблем (в древнем городе автобусов намного меньше, чем в Ташкенте и интервал движения большой), и заметно ослабеет влияние «невидимой руки».
Почему многие из тех, кто в прошлом году работали по лицензии, игнорируют новые правила и не спешат в ряды «законных» таксистов? Да одна из причин – это требование покрасить свою машину на желтый цвет. В связи с этим возникает вопрос: почему вместо покраски нельзя применить пленку. Это, во-первых, не дорогой вариант и, во-вторых, если бросишь работу, отклеишь пленку, и нет проблемы.  Есть, с точки зрения владельцев автомашин, и другие факторы, мешающие принять новые условия работы.
«Я должен свою машину ставить в гараже автопредприятия и кто-то будет работать на ней во второй и даже на третьей смене, – говорит один из таксистов, представившимся  Исматом. – На покраску машины с меня требуют почти один миллион сум. У меня нет выбора, где покрасить, так как я должен идти на ту фирму, которую указывают мне  в управлении внутренних дел. Установки таксометра, рации, мигалки – тоже деньги. А зачем нужен таксометр? Мы же должны платить фиксированную плату – 15 тыс. сум в день».
Чтобы сохранить конкуренцию может быть стоит разрешить работу на линейных такси и не «крашеным» машинам? От этого выигрывали бы все. Некоторые сторонники желтых такси приводят в пример Нью-Йорк. Но дело в том, что только в одном из пяти административных районах этого мегаполиса – в Манхеттене – есть желтое такси, а в остальных – машины разноцветные.

Тошпулат Рахматуллаев


Источник: http://ca-dialog.org


3 комментария:

  1. Очень многие люди кормят свои семьи на этом деле. Можно было бы поступить как в Москве,- там есть возможность получения частного патента.. И машину красить ненадо.

    ОтветитьУдалить
  2. сейчас в городе 4700 желтых стало и идет на пополнение хотья говорили прошлом году тендер закрылся но за 1000 бакинских рублей вам выдадут номера и лицензии хоть на еще 4700 машин и вот будет красота, таксисты начнут перестреливать друг друга чтобы взять на борт клиента хотья и сейчас это происходит но пока не стреляют друг друга.

    ОтветитьУдалить
  3. я бы в Москве такси эконом от Аккорд посоветовал - пользуюсь очень давно - классное и удобное!

    ОтветитьУдалить