вторник, 17 ноября 2015 г.

Каким образом не зачисленные 42 учащихся лицея оказались на третьем курсе

Вот уже три года в Первом академическом лицее при Самаркандском госуниверситете учатся 42 молодых ребят и девушек, которые до сих пор официально не зачислены. Они посещают занятия, имеют зачетную книжку, сдают экзамены, но их нельзя признать учащимися, так как нет  приказа об их зачислении на первый курс. А также нет на них и приказа об их переходе с первого на второй и со второго на третий курс.

Да, трудно поверить, что не один, не два, даже не десять, а целая группа – 42 человека посещают занятия, не имея на это никакого законного основания. Другими словами, их нельзя считать учащимися данного академического лицея, так как они не зачислены, нет на них соответствующего приказа, но, тем не менее, они третий год занимаются как полноправные учащиеся.

Когда один из обеспокоенных родителей позвонив мне, рассказал данную историю, сначала я не поверил его словам. Он не знал, что делать. «Все это время я был уверен, что у дочки нет с учебой никаких проблем. Она ежедневно посещала занятия, знал, что  хорошо учится, так как периодически проверял ее зачетную книжку, в год два-три раза приглашали в лицей на родительское собрание», – говорил он с недоумением.

Мой знакомый до начала нынешнего учебного года был уверен, что его дочь является полноправной учащейся лицея. Но, по его словам, недавно в лицей был назначен новый директор, который узнав о наличии «незаконных» учащихся, велел не вносить их фамилии в  журнал. «Что будет, неужели два года у дочки пропадает даром, и она начнет учебу с первого курса?», – вопрошал он.  

Чтобы узнать, что произошло на самом деле отправился в Первый академический лицей университета и Самаркандское областное управление среднего специального  и профессионального образования. Новый директор лицея Неъмат Аблаев, который, как выяснилось, всего чуть более одного месяца работает в этой должности, довольно приветливо встретил меня. Узнав цель моего визита, он рассказал о сложившейся ситуации вокруг не зачисленных учащихся.

Оказывается, летом этого года было возбуждено уголовное дело против бывшего директора лицея Мухиддина Абдурахманова. Накануне нового учебного года работники лицея обратились в областное управление среднего специального и профессионального  образования и сообщили о наличии 42 учащихся, которые учились два года, не имея на это законные основания. Сейчас об этом факте знают и правоохранительные органы области и в Министерстве высшего и среднего специального образования.

«А что ждет этих учащихся? Они сами и их родители не на шутку обеспокоены случившимся. Неужели учащимся придется начинать все сначала, т.е. зачислят их на первый курс?», – спрашиваю у Н.Аблаева. Эта проблема обязательно решиться, говорит он, но каким образом, это уже зависит от министерства.

По словам моего собеседника, как и полагается, он отправил письмо в областное управление с указанием фамилий всех учащихся. Управление, в свою очередь обратилось в министерство решить данный вопрос. «До этого мы не можем внести фамилию этих учащихся в журнал. Они же не зачислены и официально не являются учащимися нашего лицея», – сказал он.  Интересуюсь, какое решение может принимать министерство: разрешит им учиться в данном лицее? Если да, то с какого курса – с первого или с третьего?

Во всяком случае эти учащиеся не останутся на улице, утверждает новый директор лицея. Так как в Узбекистане введено 12-летное обязательное образование, никто не имеет право отчислить учащегося из колледжа или лицея. Его могут оставить на второй год. В данном случае этих 42 учащихся могут зачислить на первый курс или зачислят и разрешат учиться дальше на третьем курс. По признанию Н.Аблаева, эти учащиеся нормально посещают уроки и  хорошо учатся. Поэтому было бы справедливо, если позволили им учиться на третьем курсе.

Выйдя из лицея, направился в областное управление среднего специального и профессионального образования. В приемной начальника секретарь сказал, что нет на месте ни начальника, ни его заместителя, они – в отъезде. Узнав, какой вопрос меня интересует, рекомендовал обратиться к куратору академических лицеев Файзиеву.

Нашел Файзиева, представился и коротко рассказал о целях своего визита и попросил познакомить с позицией областного управления в данном вопросе. Услышав мои слова, он как-то резко изменился. Было видно, что нервничает. На мой вопрос, что ожидает этих учащихся, они и их родители с нетерпением ждут ответа, он буквально сказал: «А какая здесь проблема, я не вижу никакой проблемы. Раз эти учащиеся посещают занятия, значить они учатся, и получать диплом».

Пришлось ему напомнить, что 42 учащиеся, о котором идет речь, не зачислены в лицей, нет на них и соответствующего приказа, хотя они и посещают уроки на третьем курсе, но их фамилии не занесены в учебный журнал. Файзиева резко поднялся со своего места и, сказав «такое не может быть», начал задавать мне вопросы: какой вы журналист, где ваше журналистское удостоверение, а вы имеете право написать об этом и т.д. Этот «куратор лицеев» или вообще не был знаком с ситуацией, или не хотел дать информацию журналисту, подумав, что это вопиющий факт еще никому не известен, обществу не обязательно знать об этом и пусть остается тайной.

Дальше остаться в его кабинете не имело смысла. Так и не узнал, как его зовут. Мою просьбу представиться, он оставил без внимания. Только в коридоре, встретив знакомого, выяснил, что куратора зовут Розик. Значить, куратором и в тоже время руководителем методической службы академических лицеев Самаркандской  области является этот человек – Розик Файзиев.

Спросил у знакомого, насколько он осведомлен с ситуацией, сложившейся в Первом академическом лицее СамГУ. Он согласился рассказать, о том, что ему известно при условии, если я не буду назвать его фамилию. Свою просьбу он обосновал тем, что общение на данную тему с журналистом не входит в его компетенцию и руководство управления может понять его неправильно.

«Неужели в управлении не знали, что творится в Первом академическом лицее? За два года, наверно, было несколько комиссий в лицее из управления, министерства, проверяющих организаций. Кроме того, здания управления и лицея находятся рядом. Каким образом никому не удалось выявить такой неординарный факт», – спрашиваю у знакомого.

По его словам, каждая комиссия имеет свой план проверки, свою цель. Никому в голову не пришлось проверить приказ о зачислении учащихся на первый курс с фактически посещаемыми учащимися. Об этом молчали сами учащиеся и преподаватели, которые опасались мести со стороны бывшего директора. Даже комиссии прокуратуры и КРУ (контрольно-ревизионное управление – Т.Р.), которые   проверяли в течение двух месяцев деятельность бывшего директора после возбуждения на него уголовного дела, не смогли выявить данный факт. (Оказывается, бывший директор в поле зрения правоохранительных органов попал по другому делу).

Стал этот факт известен управлению только после обращения педагогов лицея накануне нового учебного года. Мой знакомый верит, что вопрос будет решен так, как хотят учащиеся и им разрешат продолжить учебу на третьем курсе. «Они наши дети, они же не приехали из какой-нибудь зарубежной страны, – говорит он. Они в принципе не виноваты в том, что случилось. Бывший директор уверял их, что они получат диплом. Если бы не его такое печальное фиаско, кто знает, может быть этим учащимся он вручил бы и диплом».

Мне пришлось поговорить с одним из этих 42 учащихся. По его словам, они посещают уроки в разных группах, так как разбросаны по 2-3-4 человека. «На первом курсе не было нашей фамилии в журнале группы, – говорит он. – А на втором курсе нас внесли в журнал, а сейчас на третьем курсе опять мы отсутствуем в списке учащихся». Оказывается, преподаватели вносят их фамилии в свою тетрадь, и они сдают как все учащиеся промежуточные и итоговые контрольные работы, экзамены.

42 молодых ребят и девушек, которые с надеждой поступали, согласно сложившемуся в Самарканде мнению, в один из престижных лицеев, который функционирует при госуниверситете и среди преподавателей которого немало доцентов и профессоров, ждут решения Министерстве высшего и среднего специального образования Узбекистана.   Они надеются, что в этом учебном году завершив учебу в лицее, пойдут дальше за своею мечтою и поступят в высшие учебные заведения. Ведь, не зря они выбирали этот академический лицей!

В конце хотелось сказать еще вот о чем. Оказывается, и в прошлом бывший директор названного лицея, узнав о прибытии комиссии, отправлял на несколько дней, в период работы комиссии, в другой лицей или велел вообще не придти на занятия. Но эти учащиеся, как мне передали, получили диплом об окончании лицея. Может быть, и тогда существовали учащиеся, которые не были зачислены своевременно? Ели проверить досконально приказы об зачисления, журналы и выданные дипломы или спросить у преподавателей, для которых честь и достоинство педагога стоит превыше всего, может быть всплывут на поверхность и другие нарушения?!

  
 Тошпулат Рахматуллаев


2 комментария:

  1. Автору
    Файзиев Розик Мажидович(если это тот человек о котором вы пишете) которого я знаю очень корректный и доброжелательный человек. Наверно Ваш визит стал для него очень большой неожиданностью.

    ОтветитьУдалить
  2. Мухиддин Абдурахманов (знаю этого человека, сосед моих родителей, после того как стал директором лицея, где то с 2007 года) из грязи в князи. Не стал здороватся ни с кем в махалле. Забыл кем он был. Был простым учетелям в Мединституте. Друг школы, тогдашний министр образования помог ему стать директором. Хочу сказать, что бог его наказал за то что, увлекся деньгами и стал коррупционерам. Сейчас , слышал недавно от друзей , что машину продал , нигде не работает и ходит как бедолага. Дай бог ему тоже здоровье и терпения.

    ОтветитьУдалить