среда, 17 апреля 2013 г.

«В США нет министерства информации, нет требований для регистрации журналистов»


Отрывки из доклада помощника госсекретаря США Майка Хаммера на международной конференции по прозрачности и свободе прессы, которая проходила в Ташкенте 10 апреля 2013 г.
В самой первой поправке к Конституции Соединенных Штатов, нашего самого важного документа, являющегося высшим законом страны, отцы-основатели Америки защитили свободу слова и свободу прессы.  Это подтвердило фундаментальное право граждан на получение информации обо всех сторонах вопроса без государственного вмешательства.  Я повторяю, без государственного вмешательства. 

Главенство свободной прессы свободной от государственного контроля остается неизменным на протяжении всей американской истории. Это критически важно, насущно для нашей демократии.  Поэтому, между прочим, в США и нет министерства информации регулирующего деятельность журналистов; нет требований для регистрации журналистов, и не требуется, чтобы они были членами профсоюза.  
В Соединенных Штатах существует традиция ценить общественное мнение.  Система правительства Соединенных Штатов основана на хорошо информированных гражданах, активно участвующих в общественных делах.  Поэтому для граждан США очень важно знать, что делает их правительство, и знать, что правительство учитывает общественное мнение.  В США общественное мнение может изменить и меняет политику страны, часто, достаточно быстро.  Народ может менять политику, и должен менять политику, потому что мы демократия.
Белый Дом гарантирует своевременный ответ на любое предложение или запрос, получивший более 100.000 подписей. 
… достижение прозрачности правительства нелегкая задача, и пресса часто служит основным каналом для передачи информации от правительства к гражданам США.  Именно по этой причине мы часто ссылаемся на прессу как на нашу неофициальную "четвертую ветвь" правительства, в дополнение к нашим трем ветвям власти: законодательной, судебной и исполнительной.  Зная, что пресса вносит свой вклад в нашу прозрачность, мы стараемся активно привлекать средства массовой информации и информировать их.
После публикации материалов содержащих критику в адрес политики правительства – или еще хуже, появления скандальных статей – легко начать видеть в журналистах врага.  На самом деле, частью моей работы является обязанность напоминать своим коллегам, что в нашей прозрачности больше достижений, чем потерь.  На самом деле, наш опыт в Вашингтоне показывает, что сокрытие информации или нежелание говорить правду, создает большие проблемы, чем признание ошибки или, исправление ситуации​​.
Мы не всегда, может быть, довольны  информацией, представленной в средствах массовой информации. Но я понял, со временем, если информировать средства массовой информации вовремя и относиться к ним как к профессионалам,  если делается все возможное чтобы убедиться, что они изучают то, что вы делаете, как вы это делаете, и почему вы это делаете; они будут публиковать лучшие и более точные статьи – и даже самые жесткие публикации могут помочь улучшить работу, которую мы делаем, выявляя проблемы, заставляя пересмотреть подход к проблеме и найти решение. 
Мы знаем, что демократическое правительство не непогрешимо, и  оно должно нести ответственность перед своим народом.  Пресса служит важной проверкой работы правительства, которое не всегда может само эффективно отслеживать внутренние рабочие процессы.  Журналисты часто являются первыми, раскрывающими коррупцию и выделяющими оплошности нашего правительства.  Опять, это хорошо, это позитивно.  На самом деле это нужно в живой и здоровой демократии.
Взаимодействие с прессой дает нам возможность показать, что нам нечего скрывать. 
И также как мы должны обеспечить прозрачность средствам массовой информации, и общественности, так средства массовой информации должны  преподносить проверенную, точную и объективную информацию в своих репортажах. 
Мы, те, кто говорит от лица правительства, должны понимать, что наша монета – Правда.  Мы не должны когда-либо лгать нашим гражданам, ведь это подтачивает не только их доверие, но и нашу способность эффективно управлять.  У правительства США также существуют информационные системы, доводящие информацию до граждан на индивидуальном уровне.  Каждое учреждение США имеет сайт, на котором люди могут прочитать о политике, событиях и сообщениях сделанными сотрудниками правительства.  Любой гражданин может отследить прохождение законопроектов в Конгрессе. 
Более того, законодательство США требует своевременного ответа от правительства на запросы граждан о предоставлении информации.  В Соединенных Штатах основной закон о прозрачности на федеральном уровне записан в Законе о свободе информации от 1966 года.  Согласно Закону о свободе информации, правительство США обязуется по запросу граждан предоставлять им запрошенные документальные данные, при условии, что данная информация не ставит под угрозу национальную безопасность. 
Если бы мы даже не верили в прозрачность, реальность такова, что технология затрудняет работу за закрытыми дверями. Современные правительства должны признавать, что даже при желании скрыть свою деятельность в современном мире электронных сетей и связей, прозрачность восторжествует; придет время, и весь мир будет знать об этом. Реальность такова, что никакой секрет не может остаться тайной навсегда, и нет никакой проблемы, которая не останется скрытой.  Поэтому правительства должны быть готовы объяснить свои действия публично и готовиться быть открытым, таким образом можно принимать лучшие решения и вести более эффективную политику.  Кроме того, если правительство не объясняет то, что оно делает и не разъясняет свои решения, то другие сделают это за него.  Разговор состоится, независимо от того, нравится нам это или нет, и мы считаем, что лучше принять участие в этих обсуждениях.
Обсуждения политики США происходят на всех возможных платформах (в Facebook, Twitter, YouTube, и т.п) и мы хотим участвовать в них.  Мы хотим, чтобы наш голос, голос правительства США, был услышан, чтобы кто-то другой, возможно с недобрыми намерениями или неточной информацией не говорил за нас.
Помимо принципов свободы прессы и прозрачности, американцы ценят более обобщенную свободу самовыражения.  В соответствии с законодательством США есть очень узкие и ограниченные обстоятельства, при которых самовыражение может быть ограничено.
Одним из таких исключений является то, когда самовыражение поднимается до уровня прямого подстрекательства к насилию – это очень узконаправленное исключение, потому что этот стандарт подразумевает именно конкретный призыв к неизбежному насилию.
Этот стандарт защищает выражение даже самых неприятных точек зрения, если они не подстрекают к насилию.  Правительство США не может  запретить выражения такой точки зрения человеком, даже если таковое мнение гнусно и отвратительно.
Как Президент Обама объяснил во время заседания Генеральной Ассамблеи ООН: «Мы это делаем потому, что... самое сильное оружие против ненавистных слов это не репрессии; это другие слова, голоса нетерпимости, выступающие против фанатизма и богохульства, и возвышающие ценности  взаимопонимания и взаимного уважения».  Защита права на самовыражение не значит поддержку всего сказанного.  На земле миллиарды людей, некоторые из них говорят ужасные вещи, и остальные должны использовать наше право выражения, чтобы бросить вызов, отклонить и осудить ненависть или целенаправленно оскорбительные высказывания.
Но насилие никогда не будет являться приемлемым ответом на слова.
Опять же, быть открытыми нелегко, но мы твердо верим в то, что мы получаем больше, чем теряем, будучи открытыми.  Таким образом, мы и впредь будем стремиться быть максимально доступными для наших людей, насколько это возможно, и всегда будем создавать благоприятную почву для надежной прессы.

На снимке: Майк Хаммер в Самарканде; фото на память


Комментариев нет:

Отправить комментарий