среда, 15 июля 2015 г.

Проблемы трансграничных рек должны решаться за столом переговоров, считает американский ученый


10 июля в посольстве США в Ташкенте состоялась пресс-конференция, на которой выступил профессор юридического факультета Техасского университета, специалист в области права и законодательства окружающей среды и природных ресурсов Габриэль Экштайн.

Пресс-атташе посольства Нателла Свистунова в вступительном слове отметила, что научные труды профессора Экштайна посвящены таким актуальным проблемам, как распространение фармацевтических отходов в природе, добыча нефти и газа, ставящая редких животных под угрозу, негативное влияние климатических изменений на мировые водные ресурсы, закон о трансграничных водоносных пластах. По словам пресс-атташе, гость также сотрудничал в качестве эксперта-советника по природному и водному праву с ООН, USAID, Всемирной комиссией по плотинам, Организацией американских государств, Международной ассоциацией гидрогеологов и местными организациями по вопросам водного хозяйства в США.

Как известно, проблема питьевой воды является актуальной не только для Узбекистана, но и всей Центральной Азии, где из-за неравномерного распределения водных ресурсов сложились непростые межгосударственные отношения, затрагивающие процессы региональной стабильности и интеграции. Страны, расположенные в верховьях стремятся к коммерциализации водных ресурсов в ответ на высокие цены энергоносителей, которые предлагают им страны нижнего течения.

Некоторые аналитики считают, что водный вопрос странами Центральной Азии используется «для решения собственных политических и экономических задач, оттесняя на второй план собственно водную проблему». Как решить данную непростую проблему? Какой на этот счет международный опыт? Как можно использовать этот опыт в центральноазиатском регионе?

В ходе пресс-конференции профессор Экштайн постарался ответить на эти и другие вопросы. Он акцентировал свое внимание на мирное решение проблемы, за столом переговоров. По мнению ученого, если страны не достигнуть соглашения, тогда продолжают возникать новые конфликты, которые могут привести к непредсказуемым результатам.

По словам гостя, он в Ташкенте принимал участие в работе семинара, организованном ЮНЕСКО, в котором принимали также участие специалисты, работники отраслевого министерства, представители неправительственных организаций. «Мы обсуждали вопросы, связанные с мирным решением проблем водных ресурсов трансграничных рек, и говорили о гидродипломатии в сфере управления водными ресурсами», - сказал, в частности, он.

- Вы исследовали проблему добычи газа и угрозу этой длбычи для окружающей среды. Насколько серьезно поставлена охрана природы в тех местах, где добывается сланцевый газ. Мы слышали, что общественность протестует против добычи сланцевого газа в США. Так ли это? Вообще, выгодно ли это населению или только фирмам, занимающимся добычей газа? Этот вопрос актуален и для Узбекистана, который стремится добывать сланцевый газ. Стоит ли нашей стране повторить этот путь?

- По этому поводу в разных штатах США сложилась разная ситуация. Так, в нескольких штатах, в том числе в Нью-Йорке, запрещена добыча сланцевого газа, а вот в Техасе установили запрет на запрет, т.е. там добывается газ. Здесь данный процесс трудно остановить, так как уже давно этим занимаются. По этому вопросу Узбекистану самому придется принимать решение.

- Киргизстан требует от Узбекистана плату за воду. Как, по вашему мнению, надо платить за использование воды или считать ее даром божьим?   

- Международное водное право диктует нам, что надо договориться для решения существующей проблемы. Здесь нет правильных или неправильных ответов. Все зависит от договоренности стран. Международное водное право может стать руководством для ведения переговоров и привести к положительным результатам. Правильный ответ отсутствует. Каждая ситуация имеет свои особенности.

Приведу один пример из многих. Это относится к решению вопроса по реке Нил. Эфиопия несколько лет пыталась строить платину на этой реке и, наконец, решение было найдено и строительство началось. Это не понравилось Египту и другим странам, расположенным в низовье.

80 процентов водных ресурсов, от которых зависит Египет, происходит в Эфиопии. Разногласия и споры продолжались долго. Наконец, оба государства сели за столом переговоров и обсудили все вопросы, связанные со строительством платины на реке Нил и условиями использования водных и энергетических ресурсов. Главное, никто не стремился доказать чья это вода, кому принадлежит река и кто должен получать больше выгоды. Река – общая, она принадлежит всем государствам, расположенным вдоль нее и выгоду получают все!

- Существует ли в мире сила, которая может быть третейским судом в решении водных проблем? 

- Договорный процесс по Нилу продолжался очень долго. В нем не раз принимали участие международные организации, ряд европейских стран. Например, в разные годы были вовлечены в этот процесс Всемирный банк и такие страны, как Германия и Швеция. В конце концов, сами стороны: Эфиопия, Египет, Судан сели за столом переговоров. Они убедились в том, что эксперты из других стран не в силах помочь им в решении проблем, и они сами должны заниматься этим. Хотел отметить, что вода является таким ресурсом, по которому стоит договориться, а не конфликтовать.

Есть немало стран, которые стремятся выступать посредниками в решении водных конфликтов. О таком желании по разным случаям заявляли европейские страны, США, а также ЮНЕСКО. Недавно Гаагский международный суд рассмотрел спор между Индией и Пакистаном. Индия построила плотину, которая называется Кишенганга. Недовольный этим Пакистан направил запрос в Гаагский суд. («Нью-Йорк таймс» в своем номере от 20 июля 2010 г. в статье «Пакистан и Индию может рассорить водный вопрос» утверждает, что Пакистан в мае 2010 года подал иск в Международный арбитражный трибунал, чтобы остановить строительства плотины. Русский перевод данной статьи доступен по адресу: http://www.centrasia.ru/news2.php?st=1279876080Т.Р.)

 - Киргизстан и Таджикистан, расположенные в верховьях приграничных рек, строят плотины, которые могут ухудшить водоснабжение Узбекистана. Еще хуже, Рогунская ГЭС строится в опасной с сейсмической точки зрения зоне. Но Всемирная комиссия по плотинам не обратила внимания на эту стороны проблемы, как бы показала свое безразличие. Разве это не наносит урон имиджу этой организации. И, вообще, в чем заключается ее миссия?       

- Комиссия была создана всего лишь для исследования больших плотин. Итогом деятельности комиссии стало издание книги, в которой на основе анализа строительства больших плотин сделан ряд выводов. В том числе показано, к чему могут привести возведение таких платин. Комиссия выполнила свою задачу и была ликвидирована.

- Насколько Всемирная комиссия по плотинам, исследовавшая, как вы говорили, строительства больших плотин, учитывала будущую угрозу Рогунской ГЭС, которая возводится в сейсмоопасной зоне?

- Международное водное право не говорит что плохо и что хорошо, не осуждает ни одну из сторон. Хочу подчеркнуть, что Международное водное право, в отличие от местного водного права, не имеет механизмов воздействия. Оно призывает к дипломатии, к сотрудничеству и переговорам. Ни одна страна не может объявить вето на использование природных ресурсов. Все проблемы можно решить за столом переговоров.


Тошпулат Рахматуллаев

Комментариев нет:

Отправить комментарий