суббота, 1 апреля 2017 г.

Что известно о преступных абортах в Самарканде?

В Самарканде не утихают слухи вокруг «крематории» в родильном комплексе №2 и обнаруженных в нем «полусгоревшего  абортированного плода».  

Появившаяся на днях в интернет-изданиях информация по этому случаю только подлила масла в огонь. Что произошло на самом деле? Корреспондент WWW.NUZ.UZ в Самарканде по заданию редакции изучил ситуацию и выяснил следующее.

Для того, чтобы получить достоверную информацию, я отправился в родильный комплекс №2 и встретился с главным врачом данного учреждения Илхомом Хазраткуловым. Спросил его о крематориях и обнаруженных там плодах, среди которых, как говорит народная молва, были еще живые со склеенным скотчем ртом плоды.

И.Хазраткулов сразу же пояснил, что у них в родильном комплексе нет никакого крематория. Существует муфельная печь, которая предназначена для утилизации медицинских отходов. Это – использованные одноразовые шприцы и системы для капельниц, плацента. Далее он рассказал следующее:

«16 марта утром в 7-20 позвонила мне дежурный врач и сообщила, что в муфельной печи обнаружен абортированный плод. Плод заметила санитарка, когда собиралась бросить в печь отходы. Она вызвала дежурного врача и она вытащила плод. Но там они увидели  тело еще одного плода. На мой вопрос сообщили ли милиции, дежурный врач сказала, что позвонили участковому милиционеру, но он не отвечает на звонки. Я потребовал  позвонить в 02 и сообщить о случившемся.

Минут через двадцать, когда я прибыл в родильный комплекс, там уже находились сотрудники милиции. Внимательно осмотрев муфельную печь, мы обнаружили там еще два тела плода. Таким образом, их в печи было всего четыре.  К тому моменту  подошли работники городского хокимията, прокуратуры, руководство гормедобъединения.

Правоохранительные органы начали тщательно изучать каждый факт, каждую деталь. Многие работники родильного комплекса были допрошены: санитарки, врачи, а также и я. Следствие продолжается и поэтому говорить обо всех подробностях еще рано. Скажу только, что незаконный аборт выполнялся не в нашей учреждении. Но, к сожалению, среди участников этого преступного дела есть и наши сотрудники – врач и санитарка.

Аборты делали в двух частных медицинских клиниках. Так как у них нет муфельной печи, они пользовались нашей. Тела плодов передавали санитарке, которая бросала их в печь. В тот день из-за низкого давления газа плоды не сгорели. Сколько времени продолжалось такая бесчеловечная практика? Сколько было всего сожжено плодов? Были ли они живыми в то время, когда клали их в печь? Думаю, что на эти и другие вопросы можно будет ответить после завершения следствия.

Сейчас могу только сказать, что плодам по пять-шесть месяцев. Может быть и семь. По опыту знаю, что можно спасти шести-семи месячных недоношенных детей.

Почему я утверждаю, что в нашем учреждении не могло случиться такого беспредела? Дело в том, что найденные плоды это результат медикаментозного прерывания беременности. А для этого потребуется 10-12 иногда и более часов. Я сам ежедневно один или два раза совершаю обход всех палат, мой заместитель также постоянно бывает в палатах. Мы не могли бы не заметить женщин, которые находятся в палатах для аборта, так как у них наблюдаются сильные схваткообразные боли».

Вот, что пока известно о преступных абортах самаркандских врачей. Как стало нам известно, в несколько дней тому назад материалы по данному делу из УВД переданы в органы прокуратуры. WWW.NUZ.UZ  будет следить за ходом событий и информировать по мере возможности своих читателей.

Тошпулат Рахматуллаев   


Сайт «Новости Узбекистана», раздел «Здоровье», 01.04.2017

Комментариев нет:

Отправить комментарий