вторник, 20 марта 2018 г.

Ничего мы вам не продавали: в Самарканде прежние хозяева выселили семью из купленной квартиры




К корреспонденту NUZ.UZ в Самарканде обратились супруги Али и Гульчехра Гадаевы. Они утверждают, что их незаконно лишили собственной квартиры и многочисленные обращения в самые разные инстанции не дали никакого результата. Гадаевы надеются, что их обращение через средство массовой информации дойдет до ответственных лиц и  способствует решению проблемы по закону.


Как в начале письма указывают его авторы, оба выросли в детском доме, именно там нашли друг друга, создали семью и мечтали о счастливой жизни. Они без всякой помощи извне обзавелись собственной квартирой, но их счастье продолжалось недолго.  Вскоре Али и Гульчехра с детьми оказались буквально на улице, и никого не интересовала их судьба, все были безразличны.

Гадаевы в 2002 году решили купить квартиру, расположенную по адресу Буюк Ипак йули, дом 26, квартира 10. Когда супруги вели переговоры о покупке квартиры, ее хозяйка скончалась, и оформление квартиры затянулось на шесть месяца. Ее дети – О.Бахриева, Т.Чернышова и В.Умнов попросили  Гадаевых отдать всю обговоренную сумму. Они объясняли это тем, что им необходимо оплатить коммунальные услуги и похороны матери. Супруги отдали им деньги при трех свидетелях, включая председателя махалли «Беш чинор» М. Мусинова и получили соответствующую расписку. Трое наследников поделили между собой деньги, и в тот момент у них не было никаких претензий к Гадаевым.
 
По истечении шести месяцев все трое под разными предлогами отказывались идти к нотариусу, чтобы оформить квартиру. Мытарство Гадаевых продолжалось пять лет. Они были вынуждены подать иск в суд. По решению суда в 2007 году договор о купли-продажи квартиры на основании расписки был признан действительным. Оформив квартиру на свое имя, Гадаевы жили спокойно семь лет.

И вдруг все рухнуло. В апреле 2014 года они получили повестку в областной суд по гражданским делам. Они там узнали, что В.Умнов заявлял о своем отсутствии в Узбекистане в течение последних 13 лет, квартира была продана без его участия и никаких денег он не получал. Ни прокурорам, ни судьям В.Умнов не мог доказать своего отсутствия в Самарканде и другие факты из заявления, поэтому первые три суда ему отказали в удовлетворения иска.

Но он не успокоился и подал иск в Верховный суд. «В суде, который проходил в Ташкенте 4 ноября 2014 года, ни В.Умнов, ни его две сестры, ни его адвокат не присутствовали, как будто они были уверены, что суд примет решение в их пользу. В Верховном суде наши доводы и наши доказательства не были приняты, не были опрошены свидетели сделки, проходившей в 2002 году, Верховный суд отменил два предыдущих решения суда из трёх и отправил дело на новое рассмотрение в первую судебную инстанцию», – говорит Г.Гадаева.  

Дело было рассмотрено в Самаркандском областном суде по гражданским делам 26 ноября 2014 года. Супруги, по их словам, были шокированы, когда судья Г.Вохидов восстановил срок исковой давности. Они знали, что по истечении 3 лет и 6 месяцев срок исковой давности нельзя восстановить. Многочисленные обращения Гадаевых по разным инстанциям не дали никакого результата. Их принудительно выселили, а квартиру поделили между собой те, кто ее им когда-то продавал, т.е. В.Умнов, О.Бахриева и Т.Чернышова.

20 июля 2016 года городской суд по гражданским делам вынес решение о возмещении Гадаевым материального ущерба на сумму 78 млн. сумов, которую должна была возместить О.Бахриева. Документы были переданы в департамент по исполнению судебных решений г.Самарканда. Не сумев добиться возмещения ущерба, судебные органы 27 апреля 2017 года наложил арест на квартиру. В это же время Гадаевым стало известно, что спорная квартира была оформлена на О.Бахриеву.

Несмотря на наложенный арест, что запрещает продажу квартиры, 3 мая 2017 г. О.Бахриева и В.Умнов все же продают квартиру, не возместив Гадаевым сумму материального ущерба. При этом нотариус государственной нотариальной конторы №13 Л.Нарзуллаева, обойдя запрет, оформила договор купли-продажи квартиры, а областное государственное предприятие землеустройства и кадастра недвижимости оформило новым покупателям на нее кадастр. Гадаевы считают, что в договоре купли-продажи и расписке подпись поддельная и не принадлежит В.Умнову. На требование супругов о проведении почерковедческой экспертизы ГУВД не реагирует. «А почему до сих пор нотариус спокойно работает?», – вопрошает А.Гадаев

На сегодняшний день Гадаевы снимают квартиру и продолжают в поисках справедливости обивать пороги различных инстанций. «Из-за всего происходящего нашего сына, который отслужил на срочной военной службе, с отличием окончил Самаркандский филиал ТУИТ, не взяли на работу в областную прокуратуру, куда были направлены его документы, как лучшего выпускника вуза. Ему заявили, что сначала его родители должны решить проблему с квартирой. Но причём здесь наше дело и работа нашего сына? Теперь он с высшим образованием зарабатывает на квартиру в чужой стране, отставив жену и малолетнего сына. Где справедливость?», – говорит Г.Гадаева.

К концу своего обращения Али и Гульчехра Гадаевы задаются следующими вопросами: «Почему никто из представителей судебных инстанций и правоохранительных органов не несут ответственность за свои решения, халатное отношение к своим обязанностям? Почему идет игнорирование законодательства и все ссылаются на чиновника из Верховного суда? Почему все дружно встали на сторону дельцов, а нашу семью выкинули на улицу? Почему на наши обращения вместо детального изучения нашего дела приходят одни, похожие друг на друга, отписки, которые чаще всего являются не по сути нашего заявления. В конце концов, есть ли Закон в нашем государстве?».

Супруги Гадаевы надеются, что эти  вопросы посредством СМИ дойдут до Генеральной прокуратуры. Возможно, в этом случае их дело будет рассмотрено и решено согласно существующему законодательству.

Тошпулат РАХМАТУЛЛАЕВ,
собкор по Самаркандской области

Фото автора

Сайт «Новости Узбекистана», раздел «Общество», 20.03.2018

Комментариев нет:

Отправить комментарий