вторник, 6 декабря 2016 г.

Журналистское расследование: кто устроил ослиный могильник у водоема в Самарканде? Видео

                            
Фотоснимки скелетов и туш ослов, выброшенные на берегу водоема, которые были выложены на прошлой неделе на странице группы «Самарканд и самаркандцы» в социальной сети Facebook, вызвали бурную реакцию общественности. Люди возмущенно осуждали действие живодеров, предлагали обратиться в разные инстанции, собирали подписи под обращением в общество защиты животных. 


Откуда у водоема взялись сотни скелетов и туш ослов, кто их выбросил, что делают со шкурой, а может быть и мясо куда-то используют? Эти и другие вопросы вот уже несколько дней волновали людей. Несколько самаркандцев обратились в редакцию NUZ.UZ с просьбой разобраться с данной проблемой. Собственный корреспондент NUZ.UZ провел журналистское расследование и нашел ответы на все эти вопросы.

Ослиный могильник 

Местность, где были обнаружены кости и туши ослов, находится на стыке границ города Самарканда, Самаркандского и Пастдаргомского районов. Это – окраина поселка Хишрау, неподалеку расположена городская свалка. Место здесь тихое, безлюдное и поблизости нет жилых домов.

Увидев эти ужасный снимки, мы в первую очередь обратились в областной центр государственного санитарно-эпидемиологического надзора (ЦГСЭН). Заместитель главного врача Зоир Муминов, выслушав меня, сказал, что организует группу, и специалисты на месте будут изучать ситуацию, брать пробу воды для анализа. Он просил меня также обратиться в областную ветслужбу и в областной комитет по охране природы.

5 декабря мы с врачом санитарного одела ЦГСЭН Низомиддином Рахимовым и его помощником Турсунбоем Раджабовым были на месте – на окраине поселка Хишрау – и все увидели своими глазами. Машину оставили около недостроенного домика, так как дальше до водоема надо было идти пешком. Пройдя несколько шагов мы замерли от увиденного. На земле лежали отдельными кучами головы крупного скота и большие кости, в основном ребра, а отдельно в мешках – мелкие кости. Было заметно, что искусной рукой все мяса с костей было снято. Мы вместе со специалистами продолжил путь к водоему, которой был на снимках, выложенных в соцсети. 
                              
Мы не ожидали, что так быстро мы увидим такую жуткую картину, на которую нельзя равнодушно смотреть и невозможно забыть. Пройдя всего 100-150 шагов, не доходя еще до водоема, в оврагах и в глубоком ущелье мы увидели сотни скелетов, костных останков животных. Было видно, что они лежат здесь давно. Дошли до конца оврага. Дальше, внизу простирался водоем, на берегу которого лежало огромное количество скелеты ослов, а в воде их туши.
                            
Под ногами всюду были видны следы крови. Было очевидно, что ослов выводили на это безлюдное место, забивали их здесь и снимали шкуру, а их туши выбрасывали куда попало, в том числе вниз не съедание собакам. Но туш было в сотни раз меньше, чем костные останки животных. Это наводило на мысль о том, что использовали не только шкуру, но и мясо. Лица, занимавшиеся забоем ослов, точнее банда живодеров, убивала ишаков и разделывала туши ради наживы. Вскоре это наше предположение нашло свое подтверждение.
                            
Снимая все это жуткое зрелище, которое открылось перед нашим взором, на свой телефонный аппарат, Н.Рахимов выговаривал про себя: «Пусть теперь мои домашние попросят купить колбасу».

Так как здесь обрыв был слишком крутым, санитарные врачи решили проехать к водоему с противоположной стороны и взять воду для анализа.

Кости – корм для скота

Когда мы собирались покинуть это местность и выехали метров 200, увидели спецмашину – мусоровоз, которая ехала в сторону недостроенного домика. Мы сразу же подумали, что она едет за костями, которые были заготовлены в мешках. Рахимов остановил свой «Москвич» и мы стали ждать.
                       
                                
Действительно, мусоровоз остановился у домика и из нее вышли пятеро подростков. Они стали грузить в машину мешки с костями. Мы подошли близко и спросили куда и зачем везут эти кости. Один из ребят ответил, что их попросили оказать помощь в погрузке, а кости везут на корм скоту. «Как, разве скот есть кость?», – удивленно спросил у него. Он в ответ сказал, что сначала везут их на дробилку, где их дробят и добавляют в комбикорм.
Спросили их про скелеты ишаков. Ребята ответили, что они неместные и ничего не знают об ослах и о том, что кто-то занимается их забоем. Как выяснилось, они люли и приехали из Карши, выполняют разные работы и зарабатывают на жизнь.

 Мы побеседовали и с водителем мусоровоза. Узнали, что его зовут Сайфулла Кудратов. Сказал, что впервые в этих местах. «Начальник мусорной свалки Равшан-ака попросил меня доставить эти кости к нему. Больше я ничего не знаю», – сказал он. 
Чуть позже мы узнали о том, что раньше кости дробили здесь, а сейчас забирают в другое место. Да, тут же за недостроенным домиком стояла дробилка и в такую глушь была протянута линия электропередачи.

А кто хозяин?

Собирались уходить, как приехали на двух автомашинах журналист телерадиокомпании STV Фирдавс Мелибаев и его оператор, специалисты областного комитета по охране природы, а также работники ветслужбы Пастдаргомского района. После осмотра местности, увидев останки ослов, старший государственный инспектор комитета по охране природы Толиб Хайдаров сказал: «Хотя водоем, в котором мы видели туши ослов, закрытый, т.е. вода оттуда напрямую не попадает в канал, который протекает рядом, но никто не исключает, что загрязненные подземные воды могут попасть в другие источники. Это может стать причиной возникновения и распространения инфекционных болезней».
                       
Специалисты ветслужбы убедившись, что данная местность не относится к Пастдаргомскому району, собирались тут же уезжать. «Нас из областного управления не правильно сюда направили, посчитав, что это территория нашего района», – сказал один из них, по-видимому, старший по должности. Просьба, тележурналиста об интервью не увенчалась успехом. У них был «веский» аргумент: это чужая территория.

Журналист просил специалистов высказать свое мнение об увиденном. Прозвучал ответ: «Мы с другого района, а за самостоятельность мы можем получить по шапке. Пригласите специалистов из Самаркандского района и возьмите у них интервью». 
Еще до их приезда главный эпизоотолог области Хамдам Умаров, с которым мы встречались накануне, позвонив мне, сообщал, что отправил к нам специалистов из Пастдаргома. Ему ответил, что местность не относится к этому району, по-видимому, это территория Самаркандского района.

Через некоторое время явился и начальник Самаркандского районного государственного ветеринарного отделения Шерзод Хабибов. Он обещал выяснить, кому принадлежит этот домик и виноградник, который расположен рядом с домиком. Мы, вместе с санитарными врачами, пожелав ему удачи, поехали брать воду из водоема для анализа.

Мясо для зоопарка? А шкуры куда?

Хабибов оказался человеком слова. Он через полчаса позвонил и сказал, что выяснил кому принадлежит домик, нашел людей, которые занимаются дроблением костей и имеют информацию о забое ослов. Мы уже в это время находились в поселке Хишрау. Попросили его приехать с этими людьми в центр махалли Чилкудук.

Вскоре Шерзод Хабибов приехал с двумя молодыми людьми. Они представились. Одного из них звали Дилшод Тухтамишев, а другой назвал только свое имя – Улугбек. По словам Шерзода, территория, где мы недавно были, относится к городу Самарканду.
                             
«Территория виноградника принадлежит Гидромелиоративному колледжу, но отдана в аренду ООО, которого возглавляет предприниматель по имени Гуля. Я хотел узнать у нее название ООО и ее фамилию, но она отказалась поговорить со мной» , – сказал Хабибов.

По словам Улугбека, он в этом году выращивал на пустовавшей земле, недалеко от виноградника, репчатый лук. Когда у него была проблема с электричеством, он попросил Дилшода, работавшего электриком на частной птицефабрике, помочь ему. «Он помог мне и попросил построить небольшой домик и установить дробилку. Пустой земли много. Я разве мог отказать ему?», – говорит Улугбек. 
Дилшод говорит, что установив дробилку, он начал получать костную муку, которую поставляет в птицефабрику. На вопрос, откуда берет столько костей, ответил, что собирает их на мусорных свалках, у мясников, в колбасных цехах.

На вопрос о том, известно ли ему что-нибудь о забое ишаков, вот что он рассказал:
«Как-то ко мне приехали четверо мужчин 30-35 лет. Они сказали, что у них есть в Самаркандском районе зоопарк и для животных потребуется мясо. Много мяса. Поэтому ищут место, где можно забить и разделать скот. Просили сотрудничать с ними. Я ответил, что эта местность мне не принадлежит. А по поводу работы на них ничего не сказал. Хотел сначала увидеть, чем они будут заниматься», – объяснил Дилшод Тухтамишев.

Дальше из его слов стало известно, что мужчины доставляли к домику и оврагу ослов, забивали их, брали с собой мясо и шкуру. «Как и мясо брали?» – спросил снова у него. «Да, конечно, ради мяса же они убивали ишаков», – ответил он и продолжил: «Их работа показалось мне подозрительной, и я не стал с ними связываться».

Было удивительно. Если мясо забирали, тогда откуда в воде плавают целые туши ослов? На этот вопрос наш собеседник не смог ответить. Затем я спросил, когда последний раз видели тех людей, которые говорили, что у них есть зоопарк? Дилшод и Улугбек, дополняя друг друга, утверждали, что эти люди продолжают свою работу, т.е. и сейчас забивают ослов.

Таким образом, кое-что выяснилось по поводу костных останков ослов. Но у нас в Самарканде нет же зоопарка. Куда идет мясо ишака? Этим и другими вопросами, наверное, будут заниматься правоохранительные органы? К тому же еще не известно результаты анализа в ЦГСЭН, не были на месте и не изучали обстановку специалисты городской ветслужбы, надо узнать у участкового милиционера, был ли он когда-нибудь в тех местах…
Пока ставить точку в расследование рано. Мы еще вернемся к этому вопросу. 

Видео:  https://www.youtube.com/watch?v=NNRxfuufpmw

Тошпулат Рахматуллаев


Сайт «Новости Узбекистана», раздел «Общество», 06.12.2016

Комментариев нет:

Отправить комментарий